Волонтер Антон Енисейский рассказал «Новой Москве» о буднях, питомцах, бюджетах и добровольцах простого столичного приюта для собак.

В собачий приют я собирался давно. Хотелось потрепать псинок за славные морды, посмотреть, как мило четвероногие уплетают косточки, как весело бегают за мячом. Стать гостем оказалось просто — приют соседствует с моим офисом. Я зря тянул два года. Придумывал  отговорки, мол, да и пойти не с кем, а один я там что буду делать, никого не знаю, собаки, наверное, бешеные и заразные — вон как орут, слышно за полкилометра, да и запах соответствующий тоже не добавляет привлекательности. К тому же, забор и колючая проволока сбивали с романтического настроения.

Сейчас я даже не помню, как стал завсегдатаем приюта. Быстро сдружился с персоналом, девчонками-волонтерами — это было нетрудно, из парней я там почти один. Заметив мой бурлящий энтузиазм и автомобиль при входе, сотрудники тут же познакомили меня со всеми проблемами приюта, и я нырнул в этот водоворот.

Я зря тянул два года. Придумывал  отговорки, мол, да и пойти не с кем, а один я там что буду делать, никого не знаю, собаки, наверное, бешеные и заразные

Проблем много. Официально собак кормят «Прохвостом», название до того говорящее, что тут и придумывать ничего не надо. Как горько смеются сами волонтеры, этот корм — смесь известки с пенопластом. Им наполняют все ведра в вольерах, но даже самые голодные собаки к такой еде не прикасаются. К слову, годовой бюджет приюта — 30 миллионов рублей. А питомцев здесь около 800. Собаки в приюте питаются только тем, что приносят люди «с воли». С учетом, что по будням приходить могут далеко не все, а понедельник – вообще санитарный день, за собак переживаешь еще больше.

К слову, годовой бюджет приюта — 30 миллионов рублей. А питомцев здесь около 800.

Как я уже говорил, работаю в соседнем здании, поэтому у меня появилась привилегия, доступная всем бабушкам и домохозяйкам — приходить днем в будни. С работы пытался привлечь некоторых коллег, девушек, в основном, но у всех отмазка, как под копирку — «ну, мне так жалко будет на них смотреть, я плакать начну». Такой человек у меня сразу теряет очень много пунктов. Это самая распространенная и самая тупая отговорка, которую только можно придумать. Любой, кто придет в приют без корма и пожертвований, может просто хотя бы погулять с собакой, погладить, почесать — любая ласка и доброе слово всегда приветствуются. Даже самая злобная собака через несколько встреч готова изменить свое отношение не только к тебе, но и к миру в целом. Есть тысячи примеров.

Такой человек у меня сразу теряет очень много пунктов. Это самая распространенная и самая тупая отговорка, которую только можно придумать.

Я без страха вхожу в зону, где гуляют выпущенные из клеток собаки, и прохожу сквозь них, как Моисей сквозь волны. Если в этот момент в их гущу не бросить какую-нибудь еду, из-за которой все драки и происходят, они могут даже не залаять.

Скандалы и интриги без расследований

Я был ошарашен, когда обнаружил, что в приюте существует раскол среди волонтеров. Делить тут нечего, кроме собак, разумеется. Но здесь и того не поделили. Пожилые леди учуяли «осень жизни» и потянулись в приют, как зомби. «Добрые» старушки закармливают собак жиром, дерутся с волонтерами и местным ветеринаром за право оставить собаку помирать в родной клетке, а особо настойчивые дамы и вовсе берут незаконное шефство над целым рядом. Для справки, в ряду помещается около сотни собак, в моем приюте всего восемь рядов. Война за право ухаживать за собаками идет постоянно. И даже тех, кто просто делает свое дело и старается не влезать в эти склоки, все равно увлекает водоворот похлеще «Санта-Барбары» и «Бандитского Петербурга». Это постоянные письменные и телефонные жалобы, заявления, просьбы к начальству и в различные ведомства. У бабушек на пенсии много свободного времени — почему бы его не занять таким полезным делом, как практика правописания. А страдают от этого милые волонтеры, добрые и ранимые. Бой-бабушками проблемы приюта не ограничиваются. Кроме руководства, которому заботу о приюте попросту навязали, попадаются рабочие, которые не стесняются воровать принесенный волонтерами корм и другие товары, и затем куда-то их сбывать. Пресечь это почти невозможно, но, по счастью, в моем приюте добросовестных работников и душевных людей пока больше, это и спасает.

«Добрые» старушки закармливают собак жиром, дерутся с волонтерами и местным ветеринаром за право оставить собаку помирать в родной клетке, а особо настойчивые дамы и вовсе берут незаконное шефство над целым рядом.

Как накормить 800 собак

Я стал искать источники питания для собак, как только начал помогать в приюте. Оказывается, школы охотно идут навстречу и отдают лишнюю еду бездомным животным. Работникам школьных столовых не так давно запретили оставлять продукты себе, недоеденное сразу отправляется в мусорный контейнер, где я его и перехватываю. Затем я договорился с парой столовых, у которых тоже к вечеру остается лакомств на пару ведер. Вот так некоторым собачкам достается второй ужин, ну, или первый завтрак. Я нашел пару мест, где со скидкой продают куриные спинки, которые я варю, а затем в этом бульоне делаю гречневую кашу, она самая неопасная и полезная для собак. Вот недавно ездил за крупной партией консервов: девчонки-волонтеры договорились с  фабрикой, и та оптом продала нам кучу банок. Консервы тоже мешаем с кашей.

Самое большое счастье — когда собаки тебя узнают и улыбаются. Многие выстраиваются в очередь, потому что знают, что ты их почешешь, погладишь, да просто скажешь что-то приятное. А если берешь поводок, многие тут же падают без чувств, так как не верят в свою удачу — прогулку в парке.

Затем я договорился с парой столовых, у которых тоже к вечеру остается лакомств на пару ведер. Вот так некоторым собачкам достается второй ужин, ну, или первый завтрак.

Я никого не стал брать под опеку, чтобы не привязываться. Приезжаю на свой ряд и просто стараюсь накормить его целиком, не отдавая никому предпочтений. Конечно, любимцы и любимицы есть, одна – помесь дворняжки с лабрадором — так вообще улыбается шире Джокера и устраивает знаменитые лабрадорские танцы попой. Ну, как тут устоять и не угостить ее экстра порцией. Неделю назад в приют подбросили щенков. Обычно у нас живут взрослые собаки, на многих следы непростой жизни, а эти — совсем дети, они толком даже не понимают куда попали и как себя вести. Они рады тебя видеть больше всего на свете. Для них любое твое появление — праздник, это видно по их ласковых карим глазам. Они не смотрят в чем ты к ним пришел и не думают, как ты объяснишь на работе эти веселые следы на одежде — щенки просто готовы утопить тебя в своей ласке, или хотя бы поточить свои молочные зубы об остатки твоих пальцев. Вот такие эмоции и заставляют варить каждый вечер куриные спинки, вставать на два часа раньше, чтобы покормить собак до работы, а в выходные мотаться в клинику или на выставку в надежде, что удастся кого-то из них пристроить.